О пользе неформального общения

Много лет назад я стал свидетелем одной истории, которую вспоминаю и рассказываю, как отличную иллюстрацию человеческой непредсказуемости.

Уверен, что каждый из нас хотя бы раз в жизни шел на поводу соблазна «ускоренной классификации» окружающих, делая преждевременные выводы и априори наделяя кого-то психотипическими и поведенческими свойствами, основанными лишь на первом впечатлении, произведенном внешностью или, например, высказанной точкой зрения по какому-нибудь одному отдельно взятому вопросу.

Мы склонны следовать стереотипам, склонны расставлять преждевременные клише и развешивать необоснованные ярлыки. А еще склонны искренне удивляться, когда, вдруг, в который раз, и тем не менее опять неожиданно осознаем, что человек, оказывается, гораздо глубже и многограннее.

Поэтому.

Хотите слаженной работы – стимулируйте общение в команде. Чем лучше люди друг друга узнают, тем выше их взаимное доверие. Если, конечно, они при этом объединены общими ценностями.

***

Иногда так бывает, работаешь с человеком, работаешь… Обсуждаешь с ним какие-то вопросы, пьешь на кухне кофе между встречами, болтаешь о всякой чепухе… А потом вдруг узнаешь что-то такое, после чего уже не можешь относиться к нему по-прежнему…

Лет, наверное, восемь назад я проводил цикловое совещание для своего подразделения в одном из подмосковных парк - отелей. Рабочая программа была более, чем насыщенной. Возможностей для неформального общения, естественно, тоже было более, чем достаточно. Место и погода способствовали: последние выходные мая, яркое и уже теплое солнце, расцветающая природа, облака, плывущие по зеркальной поверхности большого пруда… Красота!

Во время одного из кофе-брейков стоим с коллегой у фуршетного стола, обсуждаем какие-то интересные, родившиеся во время только что закончившейся сессии вопросы. Моя коллега – менеджер по эффективности с ценнейшим опытом самостоятельной работы «в полях», молодая хрупкая девушка и, безусловно, талантливый в своей профессии человек. Человек – логика, человек – точность, человек – математика. Мы работаем с ней уже не первый год и, казалось бы, хорошо друг друга знаем.

Вдруг Юля – именно так зовут героиню данного повествования – решительным жестом обрывает меня на полуслове, ставит чашку с только что налитым кофе на стол и делает несколько быстрых шагов в направлении одного из наших представителей:

– Ник, ты в порядке? Чего такой бледный? Я еще на сессии обратила внимание…

– Голова что-то кружится, – отвечает Ник, и, чтобы не потерять равновесие делает непроизвольный шаг в сторону.

– Дай-ка мне руку, – не дожидаясь повиновения, Юля берет его за запястье и несколько секунд слушает пульс, уверенно поддерживая другой рукой Ника под локоть, – Ложись!

– Чего?

– Ложись, кому говорю! – ее тон тут же меняется с беспрекословно строгого на уверенно дружелюбный, – Все нормально, не волнуйся, тебе просто нужно немного отдохнуть. Давай, ложись, не обращай ни на кого внимания, – кладет свои руки ему на плечи и решительно поддавливает его к полу.

Ник не решается с ней спорить, опускается на пол, ложится на спину. Юля тут-же переводит находящихся поблизости коллег из состояния удивленного созерцания в состояние активного действия. Кого-то просит вызвать скорую, кого-то сбегать за аптечкой, кого-то за местным фельдшером. Одновременно с раздачей распоряжений, решительными движениями ослабляет Нику галстук, расстегивает ворот сорочки, хватает свой и еще чьи-то портфели, подсовывает их больному под икры, берет его за руку, рассказывает что-то успокаивающее…

…Прируливший на велосипеде гостиничный фельдшер оказался крайне нерешительным мужчиной и отказался что-либо предпринимать до приезда скорой. Удивительно, но эта нерешительность не помешала ему несколькими секундами позже громко протестовать против изъятия Юлей шприца и какой-то ампулы из привезенной им аптечки, предупреждая ее о возможных последствиях самовольно взятой на себя ответственности.

Юля не стала отвлекаться на его трусливую истерику, смиренно покивала в знак согласия головой, разорвала упаковку шприца, отломила головку ампулы, набрала в шприц лекарство, закатала Нику рукав…

Скорая подъехала к крыльцу минут через пятьдесят, когда Ник уже порозовел и начал смущенно улыбаться. Пассажирская дверь открылась и из машины практически вывалился круглый краснолицый дядька в форменном медицинском костюме. Дядька был пьян и очень долго не мог взять в толк, чего именно от него хотят…

Когда уехала скорая, гостиничный фельдшер подошел к Юле и извинился. Видимо, он, наконец, осознал, что развернувшаяся на его территории сцена могла быть сыграна по совершенно другому сценарию.

Мы с Юлей вышли на крыльцо. Она, наконец, получила доступ к своему давно остывшему кофе. Достала сигарету, щелкнула зажигалкой.

– Охренеть! – искренне сказал я, – ну и денек! А ты, судя по всему, не сразу после ВУЗа в медпредставители пошла? Ты, похоже, еще и во врачебной специальности успела состояться?

– Да так, немного совсем, полтора года на скорой откаталась, – сказала Юля, выпуская сигаретный дым, – Да ладно, не бери в голову, ерунда, бывали и похуже ситуации…

Вот так и бывает, работаешь с человеком, работаешь… А потом вдруг узнаешь что-то такое, после чего уже не можешь относиться к нему по-прежнему…

***

Спасибо тебе, Юля, за несколько лет профессиональной поддержки и эффективного сотрудничества! За живого Ника! За отличный урок решительности и самообладания и за минус одну прореху в потрепанном полотне моей совести.


Недавние посты

Смотреть все

Две тысячи четвертый год. На крупном торгово - производственном предприятии, где я управляю продажами одного из регионов, месяца четыре назад сменился CEO. Приезжаю в головной офис по своим текущим де

Однажды мне посчастливилось решать очень непростую мотивационную задачку. Хочу поделиться опытом, возможно, для кого-то мой опыт окажется полезным. Итак, вводные данные. 1. Дореструктуризационная стр